Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




"СИБИРСКИЕ ОГНИ" В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ / газета "Европа - экспресс"


"ЕВРОПА-ЭКСПРЕСС", №22 (534)
Дата: 26.05.2008

В нашей редакции побывали поэт, главный редактор журнала “Сибирские огни” Владимир Берязев и прозаик, лауреат Большой литературной премии России Валерий Казаков


В Берлине Берязев и Казаков были проездом, по пути из Лондона в Мюнхен, где встречались с местной русскоязычной литературной общиной.

- Расскажите, пожалуйста, о маршруте вашей поездки. Какие встречи были самыми яркими?

Владимир Берязев: - Наше путешествие началось с Москвы, где я тоже не так уж и часто бываю в силу расстояния в 3000 км до Новосибирска, где я живу. И первое, что мы там сделали - провели презентацию в интеллектуальном клубе “Русский институт”. Он расположен в здании на Пушкинской площади, в котором также находится офис “Русского журнала”. Одно из его отделений - “Журнальный зал”, где выкладываются интернет-версии более 20 самых главных, “толстых” русских журналов. И вот в этом клубе 15 апреля состоялась презентация, посвященная публикации в журнале “Сибирские огни” очень острого и актуального романа Валерия Казакова “Тень гоблина”. В “Журнальном зале” этот роман можно прочесть в полном объеме (издательство “Вагриус” выпустило его в несколько усеченном виде, и читатель может сличить эти две версии). Затем мы отправились в Лондон, где проходил первый в Великобритании праздник, посвященный “толстым” журналам России.

- А кто был инициатором этой акции?

В. Б. - Женечка Левитан, заместитель директора недавно открытого в Лондоне “Пушкинского дома” (двоюродная праправнучка художника Исаака Левитана. - Прим. ред.) - очень красивая, обаятельная, молодая женщина-интеллектуалка, которая по рекомендации наших друзей и авторов, живущих в Великобритании, познакомилась с “Сибирскими огнями” и пригласила нас для выступления. Была очень теплая атмосфера. В отличие от Берлина, Лондон - гораздо более удаленная сторона от России. И там, я так понимаю, испытывается большая ностальгия по русскому языку и русской культуре. Поэтому была очень живая реакция на наше выступление. На следующий день нас пригласила русская и азиатская служба Би-би-си, где мы рассказали о романе “Тень гоблина”, ответили на вопросы. Я также рассказал немного о журнале “Сибирские огни” - старейшем в России литературно-художественном журнале, основанном в 1922 г.

- Валерий, книжная версиявашего романа “Тень гоблина”отличается от журнальной “урезанностью”. Это последствия цензуры?

Валерий Казаков - Нет, ну как таковой цензуры не существует. Формально. Есть определенные требования у издателя. И автор должен волей-неволей с ними считаться, должен считаться с мнением редактора. Будем так говорить.

-Но ведь тогда можно сказать, что и в советское время отдельные авторы, например Пастернак, должны были считаться с мнением своих редакторов.

В. К. - Мне не совсем этично так говорить о своем издателе, поскольку я согласился с мнением редактора. Книга вышла, и это нормальная книга.

- В ней передана ситуация междувластия в России. Подобный “мертвый сезон” был только что - от президентских выборов до инаугурациинового президента...

В.К.- С автором художественного произведения сложно говорить о конкретике. Естественно, в моей книге нет ни одного подлинного имени, нет ни одного невыдуманного сюжета.

- Тогда можно говорить обатмосфере, присущей междувластию.

В. К. - Да, эта атмосфера передана в первой части романа, которая называется “Межли-зень”. Это состояние чиновничьего аппарата, когда один объект лизания ушел, а второй еще не появился. И чиновник боится, что в этот период может лизнуть что-нибудь не то, а потом поплатиться за это своей карьерой. Действие второй половины романа происходит и в Москве, и в Сибири. Моя предыдущая книга называется “Записки колониального чиновника”. Предваряет ее такой авторский эпиграф: “Чиновник - всего лишь пыль на сапогах власти, но чтобы ее смахнуть, власть должна нагнуться”. В 1892 г. Николай Ядринцев (известный сибирский публицист, общественный деятель и путешественник-археолог. - Прим. ред.) выпустил книгу “Сибирь как колония”. И я считаю, что отношение центра к Сибири не изменилось, потому и назвал свою книгу “Записки колониального чиновника”. Вообще все области России - это маленькие колонии Москвы.

- И тут не лишне отметить,что в Сибири, в этой, по московским понятиям, “глуши”, и во времена царской России, и в советские времена, и сейчас интеллектуальный потенциал крупных городов региона был и остается весьма высоким.

В. К. - Интеллектуальный потенциал накапливался там десятилетиями - с XVIII в. Высылали туда не самых плохих людей. Параллельно с бандитами и убийцами, деклассированными элементами - русскими разбойниками, туда отправляли и вы-соколобых людей, которые двинули Россию к свету. Там образовался уникальнейший симбиоз. В XVIII в., если мы берем интеллектуальную часть, в Сибири появились русские дворяне и поляки, белорусы и немцы. И многие там остались.

В. Б. - На Алтае и в части Новосибирской области была обширная система Колыванских заводов - это медь, серебро, свинец. Это была огромная система, “империя”. И вот в этой “империи” основную роль в качестве мастеров, маркшейдеров, директоров и прочих играли немцы. Немецкий инженерный класс заложил, по сути, основу сибирской индустрии, сибирской промышленности, которая до сих пор действует. Без немцев бы там ничего не получилось.

В. К. - А первый масштабный уголь на Кузбассе начали добывать приехавшие туда голландцы.

- Валерий, будет ли у “Тени гоблина” продолжение?

В. К. - Для начала хочу сообщить, что скоро роман в версии “Вагриуса” выйдет на белорусском языке. В Киеве книгу переводят на украинский язык. Там она должна выйти к осени. Ну а дальше мне надо садиться и писать продолжение. Фактического материала много. Если всё будет нормально, то, может быть, к декабрю закончу. А о том, что происходит сейчас в России, и надо писать. К несчастью нашему, российская литература ушла или же в самокопание, или же в такие глубокие “измы”, что из них тяжело выбраться. И этим занимаются талантливые люди. Но их произведения находятся на грани излома внутреннего мира авторов. Эти люди, потеряв под ногами базовую почву, которая питает любого писателя, еще не прилепились к новой почве, будем так говорить, Запада или англоязычной культуры. Такие писатели находятся в оппозиции к своей родной базе, родной почве. Им бы хотелось податься в европейцы, в цивилизованную Европу, но туда их еще не пускает веками налипший навоз на ногах. И в этом их трагедия. А современные чиновники из российского правительства хотели бы видеть культуру России в виде собрания ремейков для эстрадных подмостков. Можно петь, скажем, “Я долго буду гнать велосипед” на стихи Рубцова, но нельзя сказать, что его творчество от этого популяризируется и что многие узнают, кто такой был на самом деле Рубцов и что он написал. Можно долго говорить о Бродском, даже заставлять его учить в школе, но это не значит, что Бродский станет частью мировоззренческой мозаики молодых людей. Я думаю, что Россия сегодня находится в самом тяжелом состоянии по отношению к своей национальной культуре. Например, этот год был объявлен Годом русского языка, но в соответствующую комиссию при президенте РФ не включили ни одного писателя - ни либерального, ни почвеннического, ни какого-либо другого толка. На сегодняшний день создается впечатление: чем “тяжелая”, настоящая литература незаметнее, тем чиновнику лучше. И поэтому умирают “толстые” журналы.

- Я обратил внимание, что в длинных и коротких списках претендентов на “Русского Букера” зачастую встречаются произведения, которые еще не были опубликованы каким-либо издательством, но уже были напечатаны в каком-нибудь “толстом” журнале. На мой взгляд, эти издания продолжают играть важную роль в том, чтобы поддерживать планку российской литературы на высоком уровне. Но они вынуждены уходить в Интернет, где не нужно платить за чтение. А расходы этих изданий никто не отменял.

В. Б. - “Толстые” журналы -это “последний рубеж”. Но сегодня их душат по различным направлениям: и по аренде занимаемого помещения, и в силу разных неудобоваримых законов, касающихся сегодняшних госучреждений, каковыми являются библиотеки. Государственные бюджеты распределены так, что областные и краевые библиотеки не могут подписаться на “толстый” журнал. Они должны заставить сделать это сельскую библиотеку. А с точки зрения сельского библиотекаря, это совершенно не нужно. Если раньше в прессе, на телевидении, на радио анонсировали произведения, опубликованные в “толстых” журналах, то сегодня этого нет. И в итоге в сельских библиотеках и в маленьких городках появляется “глянец”. Вот на что уходят, по сути, государственные, бюджетные деньги.

В. К. - Конечно, не всё так плохо. Сейчас в России издается столько книг самого разнообразного плана, сколько в Советском Союзе никогда не издавалось. И если меня интересует какой-то определенный раздел литературы, то я смогу удовлетворить свои потребности: или же приобрету книгу в магазине, или же закажу ее через Интернет. Но система распространения и продажи книг схвачена определенными дружескими отношениями. И отдельные книги найти в России весьма непросто. Они изданы. Но чтобы их приобрести, надо звонить в конкретное издательство, а не в магазины.
Сергей ГАВРИЛОВ

Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий