Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




БЕСЕДА С ВЛАДИМИРОМ БЕРЯЗЕВЫМ / Альманах "Folio Verso"


Альманах  "FOLIO VERSO"
Дата: 11.07.2008


   - Владимир Алексеевич, ваш журнал не так давно появился в т.н. электронном Журнальном зале. Что изменилось с тех пор? Ощутили ли приток читателей? 
     
      В.Б. Ну, на самом деле уже два года прошло. А до этого в ЖЗ была ссылка и по ней можно было попасть на наш сайт www . sibogni . ru , который действует уже с 2001 года. Но Журнальный зал ? это бренд. Это сертификат качества или признание определённого уровня, у «Сибирских огней» были разные периоды, но крупные писатели на их страницах публиковались всегда на протяжении почти векового их существования. Наше присутствие в ЖЗ более чем заслуженно, тем более что «СО» единственный за Уралом ежемесячный толстый литературный журнал. И журнал с традицией. Что касаемо до притока читателей, то трудно сказать ? читатель литературного журнала сегодня в чистом виде есть большая редкость. А поскольку людей, считающих себя писателями у нас по некоторым подсчётам несколько миллионов (от 3 до 6), то вот их-то приток, их усиленное внимание мы ощутили и весьма. 
     
   - А как насчет конкуренции? Какова ваша статистика посещений в сравнении, скажем, с толстожурнальными грандами – «Знаменем», «Новым миром», «Октябрем»? 
     
     В.Б. Поскольку я по первому образованию экономист, а по специальности статистик, то ваш вопрос про конкуренцию и цифры вполне по адресу. Общее посещение СО в ЖЗ и на нашем сайте ежемесячно переваливает за 40 тысяч читателей. Если на www . sibogni . ru заходят около 5 тысяч наших постоянных читателей каждый месяц посмотреть наш свежий номер, то в ЖЗ открывают нашу страницу около полутора тысяч ежедневно. Это очень даже неплохой результат. Бумажный тираж у нас всего-навсего 1500 экземпляров. Это библиотеки и редкие подписчики. А в Интернете нас читают. Но надо признать ? читают больше за рубежами России, в русском и русскоязычном мире: в Германии, Франции, Америке, Англии, Израиле и ближнем зарубежье. 

   Считаю, что никакой особой конкуренции среди толстых журналов сегодня нет. Мы все находимся в одинаковой и весьма прискорбной ситуации, мы на грани исчезновения, ни о каком влиянии на умы и сердца давно уже речи не идёт. Это всё междусобойчик, элитарная, но… тусовка. А интернет ? это такие современные катакомбы, мы ушли в онлайн , что в нынешнем мире невозможно иначе сохранить это уникальное культурное явление, русское по сути, но глобальное по значению ? толстый литературный журнал. Человек потребляющий, человек-желудок нуждается в глянце с картинками товаров и фотомоделей, а не в духовной жажде и духовной пище. 
     
   - Бумага неуклонно дорожает, а информационные технологии и их техническое оснащение неуклонно совершенствуются? Не страшит окончательный переход в электронную версию? 
     
     В.Б. Я воспринимаю компьютер как пока ещё не очень удобную в пользовании библиотеку. Но книги ведь тоже сначала каменными и глиняными были. Думаю, уже недалеко то время, когда электронная книга или журнал будут весьма лёгкими и удобными в использовании. А настоящая бумажная книга станет предметом роскоши.
    
   - Что значит быть региональным изданием? Есть ли у него особая миссия, особые задачи, в отличие от столичных? 
     
       В.Б. Мы всероссийский журнал и всегда « Сибогни » были таковым. Со дня основания в марте 1922 года. Если подходить буквально, то Московия по сравнению со страной Сибирью и есть регион. Скажем, питерские журналы вам не придёт на ум называть региональными. Но некая особенность в питерской литературе несомненно явлена. Это очевидно и ни у кого не вызывает сомнения. Так и на наше издание география, ландшафт, культурно-историческая аура накладывают особый отпечаток. Вы скажете: в Сибири нет такой традиции. В том-то и дело, что есть, Томск на 100 лет старше Питера, а литература сибирская начиналась полтора века назад, а если считать «Конька-горбунка», то и того больше, под два, Ершов с Пушкиным однако знаком был. Особенность в той литературе, которая публикуется на страницах СО конечно есть, но она неотделима от русской литературы, это неотъемлемая её часть. Я думаю, имён называть нет необходимости, едва ли не большая часть крупных прозаиков ХХ века связаны с Сибирью. А двумя самыми тиражными журналами противоположного направления «Новым миром» и «Молодой гвардией» долгие годы руководили выходцы из «Сибирских огней» ? Сергей Залыгин и Анатолий Иванов.
   А задача у нас у всех одна: сохранить язык, сохранить великую литературу. Мир стремительно дичает и если так пойдёт, то все мы с нашими писаниями и изданиями вскоре станем предметом археологии. 
     
   - Каждому журналу необходимо иметь свое лицо, как-то отличаться от остальных. Что вы считаете «фишками» исключительно «Сибирских огней»? 
     
     В.Б. Надеюсь, качеством. А что касается «фишек», то, думаю, это уникальный подбор поэтов. Недаром в последний год мы зачастую пересекаемся на этом поле с «Новым миром», а зачастую ? сначала публикуем мы, потом ? они. В публицистике это уникальные материалы по истории Сибири. В прозе? Это отдельный большой разговор. Но из последних публикаций это несомненно роман Валерия Казакова «Тень гоблина», №№ 2 и 3 за этот год. Его уже издал «Вагриус», правда, с купюрами (в «СО» без цензурных сокращений), его читают, потому что, как выразился в «Красноярском рабочем» писатель Эдуард Русаков,: «…старейший российский журнал всегда отличался острым интересом к истории страны, особенно в её переломные моменты. Достаточно вспомнить автора первого советского романа "Два мира" Владимира Зазубрина или Василия Шукшина с его романом "Любавины". Эту традицию журнал продолжает и в наши дни, отдавая предпочтение произведениям не только высокохудожественным, но и актуальным. Вот и в романе Казакова мы видим описание совсем недавнего прошлого, той злобы дня, что до сих пор отдаётся болью в памяти многих. Особенно заинтересует "Тень гоблина" красноярцев, ведь большая часть описанных в романе событий происходит в нашем городе. Или ? в городе, очень похожем на Красноярск». 

   Добавлю. А другая часть событий ? в Кремле последнего десятилетия. О романе пишут. Его переводят. В одном из блогов прозу Казакова назвали «новой» прозой, пришедшей на смену маргинальной прозе постсоветских 90-х. В ней есть уважение к читателю, в ней тот реализм и хорошо понятая злободневность, которые всегда были присущи русской литературе. В ней человечность и обращённость в будущее, что свойственно опять-таки настоящей русской прозе. В документалистике нет второго и пр. планов. А прошлое, т.е. препарирование истлевшего трупа СССР уже давно никому не интересно, даже если оно осуществляется стилистически изощрёнными средствами. Тьмы низких истин ? обрыдли . 

   - В последнее время много говорят об уральском мифе. А вот Новосибирск в советские времена был славен, прежде всего, своим Академгородком. Каковы же основные в постсоветские мифы Новосибирска? 

     
     В.Б. В этом смысле Новосибирск подобен Питеру, он сам и есть миф. За сто лет с пустого места до двух миллионов. Всё как в сказке про Емелю: и мост, и город, и заводы, и консерватория с театрами, и наука, и художество, и даже наш журнал уже овеяно мифом. А значит обладает подлинностью и полнотой жизни. Это растёт и развивается какими-то чудовищными темпами, я это наблюдаю уже лет тридцать, поскольку родом из Кузбасса, приезжий, как и большая часть новосибирцев. В этом городе заключена огромная энергия, он подобен и трансконтинентальному экспрессу, и стреле Аполлона, он, подобно хищному зверю ? и жесток и прекрасен. 
     
   - Как вам, поэту, существу по определению преимущественно стихийному, удается возглавлять – и успешно – столь разнообразно формируемое издание? 
     
      В.Б. «Существо стихийное»… Что-то мне это напоминает. Одну замечательную поэтессу новосибирскую, очень известную в Московии часто называли «поэтическим животным» ? за гениальные способности к импровизации и склонность к пьянству. Дионисийское начало, конечно, важная составляющая поэтического таланта, но всё-таки окончательный акт, венчающий творчество ? гармонизация действительности. В Питере конца прошлого века жили два разудалых, подверженных действию стихийных сил, поэта Григорьева ? Олег и Геннадий. Ещё один, Аполлон, жил за век до них. И тоже в Питере, и тоже был горьким пьяницей. Можно вспомнить про Рубцова. Но ведь даже они (и им подобные таланты) когда-то умудрялись создавать совершенные произведения.
   А ведь есть и другие примеры.
   Жуковский, Тютчев, Некрасов, Гумилёв, Заболоцкий, наконец, Твардовский как пример великого поэта и редактора.
   Залог успешной работы ? команда друзей-единомышленников. А талантливых людей в Новосибирске и в Сибири, уверяю вас, хватает. Посмотрите нашу редколлегию. 
     
   - Как формируется портфель журнала? У вас довольно много громких и известных имен. Кем и чем особенно гордитесь? 
     
   В.Б. Огромный поток рукописей поступает по электронной почте. Просеиваем. Выбираем.
   А громкие имена ? это мои личные дружбы, знакомства, рекомендации и представления моих друзей. Потом, всё это зиждется на традиционном уважении к журналу, ведь такое издание обладает огромной инерцией, мы не вправе поступать вопреки эстетике и художественному мировоззрению П. Васильева, Л. Мартынова, С. Маркова, В. Шукшина, В. Астафьева, В. Распутина и многих других, печатавших свои произведения на страницах «Сибирских огней». 
     
   - Не тонете ли в т.н. самотеке? Есть ли в последнее время редакторские открытия? Какие молодые имена радуют? 
     
   В.Б. Тонем. Невежество и страсть к самовыражению ? крепчают. Но какая-то часть молодёжи вновь начинает читать. А это означает, что через некоторое время кто-то из них захочет постичь и тайну письма. Это обязательно произойдёт. Душа в наш век созревает поздно. Но, когда это всё-таки происходит, плоды её удивительны. Молодые пока в пути, но они есть и это отрадно. А такие имена как Анатолий Соколов, Владимир Ярцев, Михаил Вишняков, Станислав Михайлов, Александр Родионов, Олег Клишин, Анатолий Сафронов, Татьяна Четверикова , Борис Климычев , Баир Дугаров , Наталья Ахпашева едва ли многое скажут сегодняшнему обывателю. Но это цвет и гордость современной русской литературы, создаваемой в азиатской России. 
     
   - Знаю, что вы успешно участвуете даже в международных ярмарках. Какой опыт выносите из этих контактов? Чему учитесь? 
     
   В.Б. Тому, что книга не есть товар. И без опеки мецената (в прежние века) или национального государства ныне ? искусство вырождается в фастфуд или подобие публичного дома. Но поэзия есть занятие, не имеющее к материальному миру никакого отношения, «ты пользы, пользы в нём не зришь» в кумире Бельведерском, однако душа народа живёт пока живы её поэты.
   Многому можно научиться у Франции, любопытствующих могу отослать к своей статье «Злоречье Пушкина не застит» в СО 2005 года. 
     
   - Ваши прогнозы относительно будущего толстых журналов в целом и «Сибирских огней», в частности. 
     
   В.Б. Если ничего не изменится на законодательном и властном уровнях, то жить им осталось 3-4 года. Потом ? существование в виде электронной версии. Чего бы очень не хотелось видеть. Это национальное достояние и модель существования нашей литературы.
   «СО» пока ничего не угрожает. Мы перешли в статус гос . учреждения, живём и работаем свободно и дружно. Идеологического давления тоже пока не предвидится.

Елена ЕЛАГИНА

Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий