Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




Валерий Казаков в эфире радио "Говорит Москва"


Валерий Казаков в эфире радио "Говорит Москва"
Дата эфира: 29.06.2009 г.

Программа: "Мнение сторон"
Ведущий: Игорь Игорев


Почему сейчас Россия не удивляет мир, как раньше? Что с нами случилось?

В гостях у Игоря Игорева писатель, публицист, председатель Правления Союза писателей России, член Союза белорусских писателей Валерий Казаков и  социопсихолог Мария Гаврюшина.

И.И. – Зададимся сегодня глубокими философскими вопросами. Почему сейчас Россия не удивляет мир, как раньше? Мы в разные эпохи были первооткрывателями, совершали прорывы не только в искусстве и науке, но и в политике, в идеологии. Окружающий мир смотрел на нас с интересом, удивляясь, завидуя, а иногда раздражаясь. Почему сейчас Россия не предъявляет миру ничего, как будто бы она погрузилась в сон? Конечно, можно цифрами все это опровергнуть, сказать, что у нас много ученых, замечательных людей. Да, у нас есть слой продуктивной интеллигенции, но он выглядит как напыление на часах. А механизм состоит из биомассы. Почему так происходит? Россия раз в 100 лет делает прорыв и останавливается, замирает на месте. Потом происходит регресс, а чтобы восстановиться, надо много времени. Получается, что мы тратим все больше времени.

М.Г. – Можно опровергнуть тезис о том, что мы не удивляем мир. Однако есть такое мнение в обществе, что былые заслуги нашей страны ушли. Что для нас значат заслуги перед миром?

И.И. – Сейчас у нас принят квасной патриотизм. Во всех углах говорят, что у нас великое государство, великая страна. Мы знаем, что это говорится на пустом месте, таким образом пытаются немного поднять дух народа. Но это ничего не дает.

В.К. – Я полностью с вами согласен. Патриотизм нельзя высосать из пальца патриотов надо воспитать. Беседуя с корреспондентом "Российской газеты", я сказал, что если мы не будем кормить своего учителя, мы будем кормить чужого солдата. Ни Абрамович, ни Дерипаска не будут защищать Россию, а это будут делать те люди, которых вы называете биомассой. На сегодняшний день мы вошли в ту стадию своего развития, когда нам нужно просто развиваться и определиться, что мы из себя представляем. В таких условиях сверхъестественных эмоций, может быть, и не надо, они не нужны. Сейчас нет выдающихся открытий ни в Америке, ни в Германии, ни в Великобритании.

И.И. – Нобелевские лауреаты там, у нас их нет.

В.К. – Они там, потому что наша наука ушла туда. Некоторые их нобелевские лауреаты являются частью нашей науки. Сегодня не надо соревноваться в том, у кого больше нобелевских лауреатов. Сейчас мир срединных людей, сейчас не нужны герои, нужны люди, которые не пьют, а работают, воспитывают своих детей, переходят дорогу на зеленый свет светофора, а перед зеброй останавливаются. Если мы достигнем этой базовой вещи, мы, возможно, и удивим мир. Мы удивляли мир, но от этого удивления мир вздрагивал, а не восхищался.

И.И. – Мир от них вздрагивает и сейчас.

В.К. – Могу вас успокоить, что мир не знает, что завтра мы сделаем с нашей трубой. Мир знает, что труба есть, но не знает, кого мы начнем глушить ею: Белоруссию или Украину, куда мы посылаем проштрафившегося министра. Человек, который запустил дела в своей губернии, становится послом в Монголии или Белоруссии. Человек, который развалил экономику, многие годы был послом на Украине.

И.И. – Россия – это пример того, как не надо делать?

В.К. – Совершенно верно. Разве это не удивление мира?

М.Г. – Действительно, сейчас у России иные цели. Во время существования Советского Союза максимально старались поддержать имидж страны. Эта цель государства была поддержана на всех уровнях. Надо было быть лучше, быстрее, удивлять мир. Тогда это было необходимо. Может быть, у нас не построился социализм, но можно было показать мощь государства. Это было важно. Но изменился строй, власть и ее приоритеты. На мой взгляд, сейчас приоритеты направлены на суть России, на социальную сферу, на попытку поднять промышленность. Нельзя сказать, что это происходит грамотно, гармонично. Где-то есть промахи, на мой взгляд, не все программы государства обоснованы. Но прежде всего мы занимаемся обустройством нашей внутренней жизни. Как можно удивить мир, если люди живут также плохо?

И.И. – Люди не стали жить лучше. Все измельчало. Самый расхожий пример – полет Гагарина, зато теперь есть победа на Евровидении или выигрыш заштатного футбольного матча.

М.Г. – На этом сейчас держится государство.

В.К. – Произошла подмена понятий и ценности. Раньше был ценен производитель материальных благ: колхозник, строитель, инженер. Чествовали писателей. А на сегодняшний день мы удивляем мир равнодушием руководства страны к своей стране. В каком состоянии находится академия наук? Половина здравомыслящих людей уехала, ничего не предпринимается, чтобы их вернуть. В каком состоянии наши писательские организации? Они разделились на кланы, но от этого потеряла литература. Сегодня писатель не является представителем рабочей профессии. Сегодня издают литературу, которая прославляет футбол, хоккей, дзюдо. Нигде не найдете, информацию о том, что героем является человек, который этого заслуживает. Наши соотечественники уезжают и удивляют мир своими талантами и достижениями. Мы пытаемся вернуть несколько десятков миллионов соотечественников, которые уехали. Но мы составили для этого такую программу, по которой никто сюда не поедет.

И.И. – Это видно. В накопителях аэропортов люди не кричат: "Ура, мы вернулись!" Они недовольны тем, что их заставляют ждать, что здесь так много народу, что тесно, душно и неприятно.

В.К. – Почти во всем мире так. Когда пытаются сравнить наше метро с метро в Лондоне и Нью-Йорке в час пик, получается, что там и здесь одинаковое положение.

И.И. – Но люди не кричат от радости от того, что они вернулись и не бросаются целовать землю.

М.Г. – А в Лондоне кричат?

В.К. – Там тоже никто не кричит. Нам многое внушают. Есть не только патриотизм, но и идиотизм.

И.И. – Оставим в покое власть. Это небольшая часть общества. Но что в это время делает остальное общество? Оно дает себе команду спать, как у психотерапевта.

М.Г. – Если проводить аналогию с психотерапией, надо сказать, что Россия – это больной в кризисном состоянии. Кризисное состояние проходит несколько этапов. Теперь пора переварить кризис, начать искать ресурсы. Это должны быть не только нефтяные, но и научные, спортивные и прочие ресурсы. Здесь произошел застой. У человека может быть такое же состояние. Человек в состоянии застоя может быть и 10 лет.

И.И. – За это время он сгниет в болоте.

М.Г. – Не сгниет.

И.И. – Болото выделяет пузыри, а все живое гниет.

В.К. – Наверное, вы правы. Вся жизнь – это болото. А еще есть буря, сумасшествие, гагары, пингвины. Мы столько жили во время бури, что теперь народ хочет пожить в тихой гавани.

И.И. – Когда мы жили во время бури?

В.К. – Всегда.

И.И. – Это было 100 лет назад.

В.К. – Если ты писал что-то, ты ждал, что постучат в дверь или стенку. Когда я спорил с преподавателем, мама закрывала окна и кричала, что всех нас посадят. Это было совсем недавно. Главное, что эта тина еще осталась, теперь люди хотят спокойно жить. Главное на Руси в том, чтобы не мешать человеку жить. В Швейцарии люди могут не знать, кто у них президент. Это и есть показатель цивилизации. Президент есть, он чем-то занимается, его не видно. В мировых столицах вы не увидите полицию. Но если вы что-то совершите, полиция окажется рядом. А у нас стройными шеренгами с палками идут молодые люди с дебильными лицами. Но когда они нужны, вы их не найдете. Мир устал от удивлений, он хочет жить спокойно. Нашим людям не надо вбивать в голову, что был какой-то 1614 год, Тарас Бульба, который непонятно, что из себя представляет. Гоголю в страшном сне не могло в голову прийти написать то, что придумал Бортко.

Нам не нужны удивления, нам надо стать нормальной цивилизованной нацией. В Париже не написано: "Да здравствует французский народ, самый народный народ в мире!" Надо просто нормально жить, работать, рожать детей, понимать, что плохо, а что хорошо. Тогда мы достигнем консенсуса. Но жизнь – это бурлящая вещь, даже в болоте, но не в помойке, в которую мы хотим превратить нашу жизнь. Надо спрашивать с наших властителей, что же будет дальше.


Полную версию интервью Вы можете прослушать здесь.

Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий