Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




ОСЕННЯЯ СКАМЕЙКА
Рассказ

Сухие листья шуршат, тихо и ненавязчиво, как перепончатые крылья летучих мышей. Если сидеть на этой давно не крашенной скамейке в старом заброшенном парке и смотреть вверх, на редеющие вершины вековых клёнов, то разлапистые листья в источающей свет вышине кажутся разноцветными летучими мышками. Однако, в отличие от настоящих, эти, рыжие, багряные, бледно-золотистые с зелёными прожилками уже никогда не взмахнут своими расправленными перепонками, чтобы взмыть в уронившее их небо. Они пряным тленом упадут нам под ноги и останутся здесь до тех пор, пока дворники, серьёзные и нелюдимые, словно египетские жрецы, не сгребут их в огромные кучи и не предадут ритуальному огню. Сизый, горьковатый, вышибающий слезу дым оповестит окрест о скорых морозах, которым уже принесены в жертву последние свидетели лета.

Виктор Анатольевич Рестецкий, плотный господин, с седеющей шевелюрой, в дорогом серо-застиранного цвета длиннополом пальто, сидел на одинокой скамейке в дальнем углу кленовой аллеи. Он любил это место и часто заезжал сюда на часок, чтобы восстановить кислородно-душевный баланс в своих мозгах, закипающих от выматывающей чиновничьей службы.

Ему шёл пятьдесят пятый год, и больше всего на свете заместитель министра, коим и являлся Виктор Анатольевич, боялся влюбиться. Нет не флиртануть с какой-нибудь длинноногой оторвочкой из топ-моделей, а именно их в последнее время стало модным приглашать на полуофициальные приёмы, он боялся влюбиться в свою жену.
Впервые с ним такое было лет десять назад.
         
Однажды, когда карьера его резко пошла вверх, и злопыхатели, а таковых на старте всегда толкается предостаточно, особо активизировались, он днём забежал на минутку домой и остолбенел. Чувство щенячьего восторга, перемешанного с детской застенчивостью и стыдом желания обдало его с головы до ног. Эльза, в какой-то простенькой размахайке, едва прикрывавшей попу, стояла у окна и, переминаясь с ноги на ногу, самозабвенно трепалась с кем-то по телефону. Солнце, распластанное над городом и просеянное сквозь тоненькое сито занавесок, обволакивало её высокую стройную фигуру, делая золотистой, таинственной и неземной. Сердце колотилось о рёбра, словно птица об оконное стекло. Первым желанием было побыстрее скинуть с себя одежду и, закрыв рот жены поцелуем, утонуть в её оторопевших от удивления глазах. Они оба любили такие неожиданности и потом, отдышавшись, долго хохотали, вертя пальцем у виска. Но сегодня, его что-то удержало от этого сладкого безумия. Вдруг первая инстинктивная вспышка превратилась в тонкое щемящее чувство, требующее слов, прикосновений, блеска глаз, затаённого дыхания, поцелуев, свиданий, бесцельного упоительного шатания по ночному городу и бесконечных прощаний в пахнущих кошками подъездах. Он забыл, зачем пришёл и, осторожно, стараясь не шуметь, вышел из квартиры.
24 ноября 2008, 02:13


Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий