Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




ДРАПЕЖНАЯ ПТУШКА*
Рассказ

Они заблудились и как-то одновременно это поняли. Молчание стало еще сосредоточеннее, предсумеречное стрекотание кузнечиков в высокой по пояс траве, зазвучало угрожающе громко.

Трудно сейчас вспомнить, кому из них пришла в голову идея отметить окончание школы походом в таинственное Полесье. Кроме Костуся в этой вылазке участвовали трое его друзей. Никто не мог предположить, что это фактически была их последняя встреча, своеобразный итог долгой, самозабвенной детской дружбы.

Жук бессмысленно погиб в автомобильной катастрофе на Минском шоссе; Паша где-то застрял на одном из сотен небольших заводов; Яшка, помыкавшись в массовиках-затейниках, после Чернобыля собрал семью и уехал в Израиль; Константин, исколесив добрую половину нашей некогда необъятной родины, получив заветные полковничьи погоны, осел в большом российском городе и занялся бизнесом.

Однажды он, счастливый и, как ему казалось, богатый, ехал на своей первой затрапезной «аудюшке» в гости к родителям. Послушав нелогичные доводы жены, полковник Раубич, как говорится, в расцвете творческих сил и служебных перспектив ушёл в никуда. Подурковав месяца три, он инстинктивно набрел на интересное дело и постепенно в нем преуспел. И вот с забитым до отказа багажником он спешил впервые исполнить приятную роль всесезонного Деда Мороза.

С годами Костю всё чаще тянуло домой, и стоило машине пересечь выдуманную Ельциным с Шушкевичем границу, как сердце почему-то начинало колотиться сильнее, а ничем не отличающиеся от подмосковных пейзажи казались особенно милыми и до слёз тревожили душу. Память сама собой начинала вязать причудливые образы и картины прошлого, внимание рассеивалось, управлять автомобилем становилось опасно. В таких случаях Константин выбирал боковую лесную дорогу поуютнее и направлял свою иномарку на выползающие из-под земли толстые корни диких лесных деревьев. Побултыхавшись минут двадцать на  ухабах, он глушил мотор, садился на мягкий, колючий от иглиц мох, прислонившись к шершавой, пахнущей смолой сосне, давал волю памяти и впадал в зыбкую дрёму. В этом тонком, чувственном, как говорят монахи, полусне-полуяви часто всплывало это уже давно забытое приключение.

____________________________________________________
* хищная птица (пер. с белорусского)

24 ноября 2008, 02:18


Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий