Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




ИСПОВЕДЬ
Рассказ

В храме было тихо, служба ещё не начиналась, народ собирался не спеша, свечи, по традиции, не зажжёнными ставили в подсвечники или клали рядом, один из послушников негромко читал Часы. Прихожане прикладывались к иконам, поклонами здоровались со знакомыми, шёпотом переговаривались. Полумрак, слегка размытый серым, только затеявшимся предрассветом, живым разноцветным мерцанием лампадок, создавал атмосферу некоей особой благостности.

Михаил открыл для себя эту церковь в одном из монастырских подворий совершенно случайно. Где-то год назад вечером он проезжал мимо, увидев купола над жилым по виду домом, притормозил и решил, повинуясь профессиональному любопытству журналиста, посмотреть, что же там внутри. Толкнув тяжелую, чёрную от времени дубовую дверь, он сразу очутился на широкой лестнице, круто поднимающейся вверх и упирающейся в такую же широкую растянутую арку, увенчанную иконой с горящей лампадой. Его поразил запах, которого он никогда не чувствовал раньше в редкие торопливые посещения Божьего храма. На лестнице пахло жилым домом и церковью, это было настолько неожиданно, что ему не понравилось и он уже решил уходить, но вдруг его что-то остановило. Откуда-то сверху полилось негромкое пение, мужские голоса протяжно, неторопливо перекатывались невидимыми волнами, заполняли собой всё пространство, стены и своды раздвинулись, пропали, и небесная лазурь засияла внутри опешившего человека. Михаил зажмурился. Дикая усталость прожитых лет навалилась на него, так бывает с выбившимся из сил путником, обретшим, наконец, долгожданное пристанище.

Он слушал, опершись о перила, и по-детски боялся открыть глаза, ему так не хотелось, чтобы смолкло это чудное пение. Оттолкнувший поначалу запах сделался щемяще милым. Из глубины памяти всплыли давно позабытые картинки деревенского детства, покойная бабушка, от которой тоже всегда по воскресеньям пахло ладаном, свечами и вкусной едой. Помнится, тогда он, совсем ещё несмышлёныш, думал, что так пахнет Бог.

Пение прекратилось, его сменил протяжный голос священника. Незнакомые древние слова были похожи на алмазные резцы, осторожно рассекающие твёрдый, закостенелый панцирь неверия, гордыни и сомнений. Михаил медленно, как ему казалось, поднялся по лестнице и попал в небольшой коридор с окном. Голос молитвы звучал откуда-то сверху.
24 ноября 2008, 02:19


Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий