Писатель Валерий Казаков Главная страница Карта сайта Рекомендовать сайт Написать письмо




НАСТОЯТЕЛЬ
Рассказ

На московском подворье одного из северных монастырей хлопотали, и суетились сборы. Хотя до вечернего поезда ещё лежал по-столичному непредсказуемый день, но сборы шли своим чередом.

Нынче так уже и не принято собираться: обстоятельно, с баулами, чемоданами, коробками, своим провиантом, гостинцами, большими термосами с чаями и отварами, с постоянными переспросами и препирательствами. Наверное, так когда-то сбирались в небогатых барских усадьбах на зиму в город. Увы, в мирской жизни это безвозвратно утеряно и позабыто, а вот духовенство как-то схоронило, сберегло.   Может, оттого, что никогда от веры не отказывалось, не блудило, не шарахалось из стороны в сторону, а вот уже тысячу лет живёт на Руси своим укладом.

Хлопали двери, торопливо сновали послушники и монахи, кто-то постоянно что-то то уносил, то приносил обратно. Все пытались давать друг другу советы.

У келейника Ивана голова шла кругом. «Какие-то они здесь все заполошенные, носятся битый час, а толку кот наплакал».

- Ну, куда же ты эту коробку поволок? - не выдержав, взмолился Иван.
- Так, брате, в трапезную…
- В какую трапезную? В ней же книги.
- Мне брат келарь велел принести из покоев игумена коробку с красной полосой…
- Ну и где здесь красная полоса? - пытаясь вырвать злосчастную коробку из цепких рук трудника, повысил голос Иван.
- Так вот же…
- Ты что карандашей в школе никогда не видел? Это оранжевая полоса…

Зазвонил телефон. Келейник взял трубку.
- Послушник Иван, благословите, - представился он, как того требовал монастырский устав.- Да не забуду… Уже положил… Брат, я тебя очень прошу, не присылай ты больше ко мне дальтоников. - Он обернулся. Ни трудника, ни коробки в покоях уже не было.

Игумен Пансофий, усталый и опустошённый недавно закончившейся службой, сидел в неудобном низком кресле, уткнувшись лбом в ладони и, как со стороны могло показаться, дремал. Расстёгнутые рукава подрясника обнажали крепкие, опершиеся о стол руки. Длинные, каштановые, уже седеющие волосы были собраны в пучок и стянуты на затылке простой чёрной резинкой, густая широкая борода с белёсыми ручейками рассыпалась широким веером по груди. На столе лежали очки в тонкой золотистой оправе, старенькая авторучка и листы бумаги с недописанным письмом.
24 ноября 2008, 02:25


Комментарии пользователей


Добавить комментарий    Последний комментарий